• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: трепанация культуры (список заголовков)
11:40 

застабильнасць

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Я сейчас продублирую один пост, вы уж не обессудьте, но оно того стоит. Потому что спустя год после описываемых событий у нас наконец дошли руки зафиксировать это в тексте, а ещё практически год спустя я наконец набросала постер ко всему этому безобразию. Наслаждайтесь.



Неистовые врачи-шарлатаны dizay и nniddhogr представляют.

В одной близкой-близкой галактике давным-давно, 8 сентября 1966 года, на экраны впервые в лучах софитов вышел Стартрек. И жил он долго и процветал; и смотрят его и 45 лет спустя. Потому что, как гласит футурамская истина устами младенца Фрая: «Star Trek нужен миру, чтобы обрести надежду на лучшее будущее. Мне нравилось, что там все люди равны, будь они чёрные, белые или клингоны. Или даже женщины! Но кроме того, благодаря фильму мне казалось, что у меня есть друзья. Даже когда их на самом деле не было».

Так что сегодня, обрядившись в шапочки из фольги и зелёные декольте, мы кушаем метафизический космический виски за здоровье всех красных рубашек Энтерпрайза и вспоминаем нерассказанные истории.


Вот, например.
Однажды возвращаемся мы из-за города с чьего-то дня рождения. Томный летний вечер, солнце мягко падает за горизонт, и длинная тень лениво волочится за машиной. В машине методично ругают белорусское телевидение. Особенно достаётся знаменитым на тот момент «Теоретикам» (кто не помнит, как СТВ перекроило на свой лад «Теорию Большого Взрыва», милости просим сюда). В какой-то момент задаёмся вопросом, зачем телевидению искусственно себя ограничивать, лапая своими ручонками только один сериал. Ведь есть же множество замечательных киношек, и не обязательно сразу бросаться на Хауса и делать из него фельдшера агрогородка:

— Ну возьмём, например Californication… — начинает кто-то вальяжно.
— Брэстчына! «Блудливая Брэстчына»! — радостно подхватывают остальные.
— А Хэнк Муди — Дерьков. Муахаха.
— Тогда кто восхитительная женщина, мечта поэта?
— Ну например, Гайдук. — для несведущих: поющая женщина с обсыпанным блёстками декольте. Не надо гуглить белорусскую эстраду. Правда.
— Хм. Там из персонажей ещё активный ребё…
— Демидович! Смэлли кэээт (привет, Фиби!)... В смысле, волшебный кролик!
— Ещё сериалы? Тюдоры?
— Ну здесь всё просто — «Радзивиллы».

— Ещё, ещё сериалов! — требует чьё-то неуёмное воображение.
— Стартрек.
Люди в машине умолкают, осознают масштабность замысла. В воздухе запахло электричеством, миллионами бумажных американских президентов и горькими слезами всех сценаристов Голливуда.
— …и переобозвать его в «Проспект Победителей», — раздаётся в зловещей тишине голос Кости.
Все переглядываются: вот оно, вот непаханое поле изощрённости! И наперебой, захлёбываясь перспективами:
— Во-первых, капитан. Джеймс мать его Кирк.
— Если Кирк — то Мотыга! Отличная белорусская фамилия — Мотыга!
— А может… Тяпк?! Капитан Тяпк! Или всё-таки Мотыга?
— Как его, погодите, Джеймс же, Джеймс?
— Дмитрий… Дима… Митя Мотыга! Вот оно! — вопит Заяц, подпрыгивая от возбуждения на заднем сиденье. — А Спок — Лагода! Товарищ Лагода! — белорусское ударение на «о» и фрикативное «г» подразумеваются. — Митя Мотыга и старший помощник Лагода!
— А вот с приветствием его этим трёхпалым что? Живи и процветай?
— Аааа, а он из Чернобыля. И руки у него от-так срослись, — показывает кто-то, не скрывая искорки безумия в глазах.
читать дальше

@темы: трепанация культуры, рисунки, мне сорок тысяч лет, чем я занимаюсь

16:54 

five o'clock pie

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
бараном стал ягнёнок мэри
прозрели мыши все втроём
шалтай-болтай давно в омлете
а лондон бридж всё фоллинг даун

@темы: типарт, трепанация культуры

01:30 

песня грустного филологического чебурашки, у которого не было друзей

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Невестою богатой
Она была когда-то,
И граф Лев Николаич
Нас задолбал всех ей.
Девицею Ростова,
Теперь она корова.
Детей рожает -
Торжество идей.

@темы: каверзы, трепанация культуры

19:16 

Star Trek. Проспект Победителей

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Неистовые врачи-шарлатаны dizay и nniddhogr представляют.

В одной близкой-близкой галактике давным-давно, 8 сентября 1966 года, на экраны впервые в лучах софитов вышел Стартрек. И жил он долго и процветал; и смотрят его и 45 лет спустя. Потому что, как гласит футурамская истина устами младенца Фрая: «Star Trek нужен миру, чтобы обрести надежду на лучшее будущее. Мне нравилось, что там все люди равны, будь они чёрные, белые или клингоны. Или даже женщины! Но кроме того, благодаря фильму мне казалось, что у меня есть друзья. Даже когда их на самом деле не было».

Так что сегодня, обрядившись в шапочки из фольги и зелёные декольте, мы кушаем метафизический космический виски за здоровье всех красных рубашек Энтерпрайза и вспоминаем нерассказанные истории.


Вот, например.
Однажды возвращаемся мы из-за города с чьего-то дня рождения. Томный летний вечер, солнце мягко падает за горизонт, и длинная тень лениво волочится за машиной. В машине методично ругают белорусское телевидение. Особенно достаётся знаменитым на тот момент «Теоретикам» (кто не помнит, как СТВ ничтоже сумняшеся перекроило на свой лад «Теорию Большого Взрыва», милости просим сюда). В какой-то момент задаёмся вопросом, зачем телевидению искусственно себя ограничивать, лапая своими ручонками только один сериал. Ведь есть же множество замечательных киношек, и не обязательно сразу бросаться на Хауса и делать из него фельдшера агрогородка:

— Ну возьмём, например Californication… — начинает кто-то вальяжно.
— Брэстчына! «Блудливая Брэстчына»! — радостно подхватывают остальные.
— А Хэнк Муди — Дерьков. Муахаха.
— Тогда кто восхитительная женщина, мечта поэта?
— Ну например, Гайдук. — для несведущих: поющая женщина с обсыпанным блёстками декольте. Не надо гуглить белорусскую эстраду. Правда.
— Хм. Там из персонажей ещё активный ребё…
— Демидович! Смэлли кэээт (привет, Фиби!)... В смысле, волшебный кролик!
— Ещё сериалы? Тюдоры?
— Ну здесь всё просто — «Радзивиллы».

— Ещё, ещё сериалов! — требует чьё-то неуёмное воображение.
— Стартрек.
Люди в машине умолкают, осознают масштабность замысла. В воздухе запахло электричеством, миллионами бумажных американских президентов и горькими слезами всех сценаристов Голливуда.
— …и переобозвать его в «Проспект Победителей», — раздаётся в зловещей тишине голос Кости.
Все переглядываются: вот оно, вот непаханое поле изощрённости! И наперебой, захлёбываясь перспективами:
— Во-первых, капитан. Джеймс мать его Кирк.
— Если Кирк — то Мотыга! Отличная белорусская фамилия — Мотыга!
— А может… Тяпк?! Капитан Тяпк! Или всё-таки Мотыга?
— Как его, погодите, Джеймс же, Джеймс?
— Дмитрий… Дима… Митя Мотыга! Вот оно! — вопит Заяц, подпрыгивая от возбуждения на заднем сиденье. — А Спок — Лагода! Товарищ Лагода! — белорусское ударение на «о» и фрикативное «г» подразумеваются. — Митя Мотыга и старший помощник Лагода!
— А вот с приветствием его этим трёхпалым что? Живи и процветай?
— Аааа, а он из Чернобыля. И руки у него от-так срослись, — показывает кто-то, не скрывая искорки безумия в глазах.
читать дальше

@темы: трепанация культуры, мне сорок тысяч лет, чем я занимаюсь

19:47 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
— Смотрите, он живой! Он пытается что-то нам сказать!
— Ааа... Аб... Абы...
— Абырвалг?
— Ааа... Ааабстиненция, мать вашу.

@темы: трепанация культуры

01:43 

и какой-то гнусной рыбой, подгоревшей на старом масле, в коридоре пахнет, ага

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
— Вот смотрю я сейчас косо на неоприходованное русское кино в папке с фильмами, — говорю я, — и думаю, что опять же какой-нибудь психоэмоциональный пиздец.
— Нет, оно хорошее качественное кино, — говорю я. — Но после него только идти и стреляться. Или вот вешаться в ободранной комнате коммуналки, устланной и заклеенной старыми газетами, среди старой же облезлой мебели. Из потолка с облупившейся штукатуркой торчит крюк — на него, когда заезжали в эту комнату, хотели повесить люстру, да вот всё никак. Только лампочка на шнуре висит, и никакой люстры, одна безысходность. А тут и крюк сгодился.
— Вот так, чтобы соседи-алкаши орали на общей кухне, — говорю я. — Один из них заглянул в дверь, посмотрел на тебя с петлёй на шее мутными глазами и сказал: «Слушай, мы там у тебя хлеба возьмём полбуханки, ладно? Я принесу потом. Ну ладно, не буду мешать», — и уходит.
— В этот момент, — говорю я, — окончательно понимаешь, что кроме того, как повеситься, у тебя уже вообще никаких светлых перспектив в жизни. А тут в коридоре детский радостный крик: «Мама! Мама, мы пришли!». Это мать (или сестра) с твоей(!), с твоей дочкой с прогулки вернулись.
— И вдруг понимаешь: господи, да можно ведь жить дальше, — говорю я. — Потому что выживали же как-то до этого, и дальше жить будем. И счастливые слёзы побежали по опухшим щекам, и вытирать их тыльной стороной красных усталых рук.
— А тут — хрясь! — ножка стула подломилась, потому что стул-то старенький, скрипучий, давно уж разваливался. А вот эти, которые пришли, — говорю я, — они же не сразу в комнату зайдут: сначала разденутся, потом пойдут мыть ручки, то-сё. И никто уже ничего не успеет сделать. Никак. Вот такое вот русское кино.
— Это вы сейчас пересказываете или фантазируете? — осторожно спрашивает Надя. — Потому что так сразу и не скажешь.
— Это я фантазирую, — отвечаю я мрачно. — На тему «Что я думаю про некоторые традиции в современном русском кинематографе».

@темы: о жизни, трепанация культуры

23:19 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
01.03.2011 в 18:37
Пишет nniddhogr:

Как-то разговариваем мы о жестяной свадьбе. Потом о наборе lego «обгоревшие скелетики дяди Оуэна и тёти Беру». Потом о расстрельном скрипте. Потом о культурной революции. И где-то между словами «революционное молоко матери» и «адские хунвейбины» прозвучали слова «Цитатник Мао». А когда два блоггера слышат слова «Цитатник Мао», культурные пласты с грохотом сталкиваются, корчатся и беззастенчиво смешиваются.

URL записи

А ещё всё началось с того, что первая фраза Нади с утра выглядела как: «Я решила, что у меня день будет начинаться с нового титула Ким Чен Ира». Нет, конечно, совсем всё началось с Большого взрыва, но сейчас не об этом. Всё сложно, как обычно. А эти логи я буду продавать через тридцать лет за очень приятные деньги.

Поэтому сейчас идите смотрите очередное творение совместного разума «Мао 2.0: в цитатник» и радуйтесь.



А мне что-то приспичило собрать в одном месте более-менее масштабное всё, что таким же образом рождалось в диалогах.

читать дальше

@темы: типарт, трепанация культуры

01:49 

В ответ

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Мир выпал из ложа Прокруста и угодил прямёхонько в угодливо подставленную кем-то колыбель для кошки. Запутался, заметался в нитках, повис марионеткой, но, выхватив из-за пояса нож, стал рубить путы, бесстрашно раскачиваясь, прыгая с одной лианы на другую. Связав хвосты нитей кукловода, сплёл гамак, прилёг отдохнуть. Вдруг рассмеялся и, шагнув в петлю сплетённого им же аркана, прыгнул вниз. Так и висел в лучах вечного заката Европы, вниз головою, сложив ноги крестом, приговаривая: «У каждого своя счастливая карта, каждому своё».


@темы: трепанация культуры, сказки на ночь

16:15 

зомби-апокалипсис своими руками в домашних условиях

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Во-первых, мы богаты мы придумали очередное дебильное самобытное кино, во-вторых, нам нужна ваша помощь и консультация. Если найдёте в себе силы дочитать, там дальше написано.

— Ладно, — говорю я Наде, — Заведите себе своё море, с матаном и котятками.
— А можно с блэкджеком и шлюхами? — вежливо интересуется она. — В общем, я понял, я заведу себе большое море и утоплю в нём Грецию. Чтобы в нём точно всё было
— Это у вас котятки заместо шлюх? — уточняю я осторожно.
— Порочные котята! Помните, в клинике было про лечение коробкой котят. Лечение коробкой шлюх тоже, наверное, приносило бы пользу. И на слэнге американском «кот» же, по-моему, означает сутенёра.
— Обожемой, — говорю, — Котики позволяют себя гладить только за деньги и еду? А мурчат — вообще если только кредиткой расплачиваешься? Представьте мир, в котором котики будут продажными. Это уже какое-то постапокалиптическое кино.
Некоторое время просто смотрим в окна гуглтока, не решаясь увязнуть в очередном сценарии.
— Это будет мир, в котором электричество только статическое, — первой не выдерживает Надя. — Его приходится добывать только трением; а запасы янтаря и эбонита истощены. На поглаживании котиков в этом мире можно озолотиться!
— Вот котики и озолачиваются, — я подхватываю, — или какой-нибудь злой гений, который с помощью супер-пупер мозговолновой установки подчинил себе всех котиков. И котики позволяют себя гладить, только если люди заплатят этому злому гению. То есть, люди сидят и без электричества, и без котиков. Страдают, естественно. А потом, — продолжаю вдохновенно, — появляется какой-нибудь Чарли Освободитель Котиков.
— И в попытке освободить котиков от мозговых волн влияния злого гения люди изобретают Т-вирус! Которым заражают котиков! И вирус выходит из-под контроля, ахаххаах! Котики обезумевают и превращаются в хобми, — тут Надя поправляется, — Зомби. Хомби — это хоббит-зомби. Или зомби, для которого быть зомби — это хобби. Вот, и короче они бродят по свету. И мяучат. Но не «мозгииии», а «глаааадить».
— А я хотел пиздить из Футурамы, — говорю. — Чарли был городской дурачок: всем нужно электричество, а Чарли просто хотел гладить котиков. Поэтому он надевал на котиков шапочки из фольги, котики выходили из-под влияния злого гения, он их тренировал, собрал армию и пошёл громить штаб-квартиру гения. И разгромил.
— Тоже вариант, — отвечает Надя, — но я пытаюсь свести к зомби-апокалипсису.
— А я к сопливому хэппи-энду. Хотя может быть и зомби-апокалипсис: последние две минуты фильма, Чарли спит, обложившись котиками. Тут у кого-то из них спадает шапочка, и он попадает под влияние запасной установки злого гения, которую тот построил на случай своей смерти и отключения основной — чтобы котики отомстили, разумеется. И вот котик превращается в котика-убийцу, срывает шапочки с остальных, те загрызают Чарли и расползаются в ночной тиши по округе. Солнце встаёт над разорённым городом, котики расползаются по стране. Следующей осенью смотрите во всех кинотеатрах «Кот Апокалипсиса 2».
— Тогда его должны звать не Чарли, а Шелдон, — предлагает она, пока я перевожу дух. — Это Шелдон был благодарен котикам за то, что они его съедят после смерти.
— Но почему же злой гений был злой? — отдышавшись, продолжаю. — А это всё детские комплексы: ему мамаша, которую он безумно любил и безумно боялся, запрещала гладить котиков. Говорила, что они вредные и блохастые. А он очень любил котиков. Но маму тоже. И он всё мечтал, что, когда вырастет, придумает что-нибудь, чтобы все котики в мире принадлежали только ему. И придумал.
— А маму после смерти тоже котики съели? Ой нет, не после смерти. Гений натравил на маму котиков!
— Травил и плакал, — говорю.
— Они шли на неё сплошной неотвратимой мяукающей стеной, — торжествующе вещает Наденька, — А он рыдал, мол, мама, я так любил тебя, но котики, котики, мама!
— Представьте, — предлагаю, — Котики рвут милых старушек, которые их холили и лелеяли всю их котиковую жизнь. Потом, очнувшись, котики рыдают над загрызенными бабушками. Они сидят в пустых квартирах, мяучат, но уже никто не принесёт им молочка и не завяжет бантик. Вой котиков стоит над городом.
— Ой да ладно, угрызения совести у котиков. Это как похороны у пираний — нелепо, бессмысленно и никто в это не поверит.
читать дальше

Так вот, мы никак не можем определиться, какая сентиментальная сцена здесь будет более уместна. Помогите.

Вопрос: В этом фильме просто необходимо...
1. Рыдать над старушками  6  (4.84%)
2. Насиловать монашек  17  (13.71%)
3. Рыдать монашками над старушками  8  (6.45%)
4. Насиловать старушками монашек  17  (13.71%)
5. Превратить старушек в зомби  8  (6.45%)
6. Превратить монашек в зомби  10  (8.06%)
7. Создать искусственный интеллект, соблюдающий бусидо  27  (21.77%)
8. Всех убить, оставить только котиков  31  (25%)
Всего: 124
Всего проголосовало: 54

@темы: славные женщины, трепанация культуры

01:31 

Пять минут самолюбования. Придуманные сценарии (3-я серия).

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Я вот тут сейчас рылась по логам в поисках кое-чего другого, но уже неважно, боже мой. Это вот так я внезапно валюсь на людей и экспромтом несу всякую ересь. А иногда люди мне отвечают — хорошими примерами могут быть сценарий японского артхауса и новый фильм Антониони.
Если кто-то не помнит, откуда здесь рокет шип, поющие носки и аквариум — там всё написано.
В этот раз это был практически монолог, и кино было индийским.

Рооооооооокеееееет шип, радостно говорю я. И носки подпевают, и аквариум подпевает. Все поют, все танцуют. Индийские слоны приплясывают в подтанцовке.
— О, ты мой давно потерянный брат! — кричит один носок.
— Брат! Здравствуй, брат! — кричит второй носок.
Все поют, все танцуют.
— Стиральная машина разлучила нас, но я-то знал, что когда-нибудь мы снова будем вместе! — поёт первый носок.
— Воистину, брат, воистину! — подпевает второй носок.
Все поют, все танцуют.
— Я работаю в Болливуде, скоро мне доверят крупную роль! — поёт первый носок.
— Я работаю в Голливуде, скоро мне доверят крупную роль! — поёт второй носок.
Все поют, все танцуют.
— Караул устал, — намекающе танцуют индийские слоны.
— Да здравствует дело революции! — поют носки хором.
— Я снимался в сериале про индийских программистов, где играл американского студента! — поёт первый носок.
— А я снимался в сериале про американских физиков, где играл индийского учёного! — поёт второй носок.
— Воистину, брат! Воистину! — поют два носка вместе.
Все поют, все танцуют.
Слоны не поют. Слоны танцуют всё более угрожающе.
Слоны, танцуя, ссут в вентиляцию. Вентиляция танцует. Танцуют мутанты, живущие в вентиляции.
Два носка сплетаются в страстном танце.
— Мы будем счастливы, счастливы, счастливы вместе! — поют носки.
— А это уже совершенно другая история, — подпевают слоны.
— Эээээл? — поёт первый носок.
— Что, Пегги? — поёт второй носок.
— Почему мы называет друг друга именами американского оригинала, хотя танцуем русскую пародию? — поёт первый носок.
— А чтоб я знал, — поёт второй носок, — я сегодня с ребятами собираюсь в боулинг.
— А где же дети, Эл? — поёт первый носок.
— Откуда я знаю, это ты их рожала, — поёт второй носок.
— Женаты с детьми, женаты с детьми, — угрожающе подпевают индийские слоны.

Ну вот как со мной жить, а?

@темы: трепанация культуры, о зайцах

19:41 

тоже много предшественных ссылок

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Сегодня тема приветствий и синематографа достаточно предсказуемо продолжилась. Моя очередь, ага.

— Муа! Ха! Ха! — говорю.
— Что муахаха? — осторожно спрашивает nniddhogr.
— Ну так. Муахаха.
— Это тоже неплохое было бы культовое кино, — оживилась Надя.
— Вот если бы его ещё Антониони снимал, ооо, — довольно урчу я, — Явно бы в конце хохотал фонарь. Нет, фильм, конечно, был бы про любовь и несуразные человеческие взаимоотношения.
— Нет, это был бы фильм ужасов, — мрачно отвечает она.
— Погодите, — говорю, — Там была бы девушка с обалденно красивой спиной и она бы весь фильм страдаааааааала. В духовном, разумеется, плане. Потому что всё так слооооожно и она не знааааааает, что ей делать. Два раза бы накурилась, три раза напилась, переспала с незнакомцами по надобности. На скамейке в парке, — добавляю мстительно. — На одной и той же скамейке в парке! А над скамейкой — фонарь! Но о психологическом значении этого символа первые два часа фильма никто бы не догадывался. И вот она страдааааааает, лежа на скамейке и глядя на этот фонарь, — вальяжно продолжаю, — И ещё она смотрит вслед уходящему незнакомцу, который — разумеется! — не оглядывается.
— И здесь должны мимо проходить монашки и мвахаххахотать, — подхватывает Надя, скорее всего, вспоминая всё, чем ей насолил Антониони.
— Рано! — говорю. — А ещё бы у неё была подруга, чуть более разумная, у подруги был бы любимый мужчина. И вот этого бы мужчину вот той самой подруги, которая всё это время терпела её духовные выбрыки, наша героиня и трахнула бы под фонарём напоследок, — устояв перед соблазном посмаковать подробности, продолжаю, — И вот она лежит на скамейке в позе эмбриона, невидящим взором буравя горизонт. Тёмный парк, казалось бы, никого нет. И тут пошли монашки. Две. Молча.
Тут Надя, видимо от избытка духовности, выпала из аськи.
— Ну вот куда, куда вы, — кричу ей вслед, — Это же Антониони, потерпите ещё пару часиков. Ведь вот тут она и понимает, что это был знак! Вот оно! Она понимает, что всё это — лишь бездумные порывы грешной плоти, но что же делать? Она же смутно всё осознавала и до этого, потому-то и страдаааааала. Поднимает глаза вверх и видит всё тот же фонарь, который видел её падение, и вообще всё видел и аки нравственным прожектором освещает и её жизнь, и её поступки, и её страдаааания. Камера показывает сначала её, эмбриончиком рыдающую на скамейке, под сдавленные звуки рыданий переходит на фонарь, — продолжаю возбуждённо. — Фонарь крупным планом! Фонарь! Фонарь! Ааааа! Фонарь! Удар, катарсис, титры.
— Очаровательный фильм, — говорит Надя, осторожно выглядывая из оффлайна.

@темы: сегодня, славные женщины, трепанация культуры

13:47 

много ссылок с пояснениями и подтверждениями

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Начнём с того, что в беседах с большей частью контакт-листа мне неинтересно начинать переписки в ICQ и им подобных сервисах с какого-нибудь там «добрый день». Это уныло и официально. У всех остальных это уже какое-то время описывается общим выражением «валится заяц среди ночи а аську» и так далее (вот, например), ну и ладно.
Вот с nniddhogr мы когда-то приветствовали друг друга радостным «Сссссссиськи!» (было-было, честное слово). В последнее время в качестве простого человеческого «здравствуйте» работало либо «BANANANAAAAAA!!!», либо всё то же «Стееееееелла! Эй, Стелла!», либо воплем «Муля, не нервируй меня!» я ей предлагала наконец посмотреть фильм «Подкидыш».

— Давайте ещё что-нибудь культовое посмотрим, а то бананами вас приветствовать и стеллой уже надоело, а на мулю вы в ответ нервируетесь,— говорю я сегодня. — Хочу шуруповёрт, — грустно добавляю через некоторое время.
— «Хочу шуруповёрт» — это было бы отличное культовое кино! — радостно восклицает Надя.
— Небось опять порнуха какая-нибудь, — опасливо уточняю.
— Не, артхаус. Какая-нибудь токийская семья...
— На ваших словах про артхаус у меня в колонках радостно взвыли «Приключения Электроников» про «Если с другом вышел в путь». Охренительное сочетание, — перебиваю. — Так что там про токийскую семью?
— ...какая-нибудь токийская семья, — невозмутимо продолжает Надя, — В которой мать работает цветочницей. Отец — шестерёнка в адской машине корпорации и по совместительству наркоман. Дочь красит волосы в розовый цвет и вообще принадлежит к странной той субкультуре, которая нихера не делает, а только одевается изощрённо. Забыла название. Они ещё восемь гольфов одновременно любят надевать. Да, у дочери патологическая ненависть к цветам — и на этой почве к матери. А не наоборот! В этом подвох. Есть ещё сын. Гей, разумеется, — добавляет, — Хочет быть художником, но бездарен, страдает на этой почве. И есть ещё бабушка. Вот она-то и хочет шуруповёрт! Конец, титры.

Да-да, пару недель назад я сигналила фонарём в небо (подробнее), подпрыгивала и вопила: «Заберите меня отсюда!». Никто не прилетел. Вооооот.

@темы: славные женщины, сегодня, вольготно паразитирую на чужой славе, трепанация культуры

18:47 

45-е место в списке 100 крылатых кинофраз

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Вообще-то всё началось с «Недели чужих» у Spiritius: в меню пятничных задротопросмотров были внесены некоторые изменения и полнометражки Star Trek'а потеснены шипящей и плюющейся коллекцией Чужих.
Но в прошлую пятницу мы, по техническим причинам, остались без второй части фильма. «Чужих» надо было чем-то заменить, и почему-то этой заменой совершенно случайно, разумеется оказался фильм «Трамвай Желание» (1951).
М-м-м, мокрый рыдающий Марлон Брандо в порванной маечке. И у Брандо, кстати, в отличие от некоего Джеймса Т. Кирка, никакое сексуальное пузико из этих прорех не свисает.
Замену требовалось как-то обосновать. Ну вот и план обоснования.

dizay: A Streetcar Named Desire vs. Alien

Фраза «Стелла! Эй, Стелла!» заняла 45-е место в списке 100 крылатых кинофраз, составленном Американским институтом киноискусства, говорит нам пафосная википедия.

@темы: рисунки, трепанация культуры

22:51 

за пять минут до

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Или такая мысль: вот например, тот самый конец света, который мы строили-строили и наконец построили, всё-таки официально объявлен и дослучится где-то минут через десять. То есть, и до этого самолёты падали, атомные станции взрывались, всё горело, затапливалось и сносилось ураганами, землю трясло так, что коктейль можно было приготовить и без шейкера, а вулканы соревновались, кто дальше плюнет. Ну а в этот раз или метеорит всё-таки решит заглянуть на огонёк, проверить недобитых динозавров, или майя нашли какой-то дополнительный булыжник с комментариями, или небеса разверзлись и глас небесный произнёс: «Серьёзно, всё, ребята. Хватит уже, наигрались. С вещами на выход в общий зал судебного заседания», — это уже кто во что верит.

И вот с неба огненным дождём валятся спутники, в городах что неразграблено, то подожгли, везде безумие, вопли, стоны раненых, тополиным пухом порхают ненужные теперь уже деньги, звон разбиваемого стекла, отчаянные песни пьяных, потрахаться опять же людям на дорожку, потому что через десять минут, по официально заверенному графику, всё вот это тем же причинным местом и накроется.

И вот сидите вы, как последний разумный представитель цивилизации, на скамеечке в парке, мороженку кушаете, о вечном размышляете. А что ещё делать? Тут, на вашу же скамеечку, устало плюхается архангел Гавриил и футляр с инструментом локтем прижимает к боку. Всё, говорит, умаялся, не могу больше. Знаешь, как вымотался за сколько тысяч лет вы мне там прописали, сил моих нет. А этим и трубить бесполезно — сами всё знают и поэтому сейчас так орут, что и не услышат. В общем, бери дудку, играй, чего хочешь. С этими словами он пыль с крылышек отряхивает, суёт вам в руки футляр, потягивается и взлетает в прыжке с места, уходя курсом куда-то на зюйд-зюйд-вест.

И вот что бы вы сыграли на саксофоне архангела Гавриила за пять минут до конца света, а?

@темы: о сокровенном, трепанация культуры

01:58 

Паноптикум имени Кэролла

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Или опять к вопросу «Почему кругом одна сплошная Алиса?». Видимо всё же потому, что когда-то некто Льюис сподобился выразить безумие в приятных сознанию формах, а мы сейчас хором бессовестно пользуемся. Да к тому же как-то до сих пор умудрились ничего совместно про Алису не написать. И то, разве что Коту Шрёдингера доставалось, обижая весь прочий научный паноптикум. Интересно, что сказал бы Ной, если бы мы, гремя каблуками по трапу, ввалились к нему на ковчег, требуя политического убежища? В общем, мы с nniddhogr в очередной раз славно сплясали джигу на костях когнитивных штампов, смотрите, что получилось.

***
— А что она делает? — шёпотом спросила Алиса.
— Никто не знает, — также шёпотом отвечал ей Кот. — Только вот она смотрит на это дерево уже много часов подряд.
Одно из яблок вдруг сорвалось с ветки, упало и покатилось вниз по склону.
— Да-а-а-а-а! — Мышь Эйнштейна вскочила и победно заколотила себя лапками в грудь. — Вы видели? Все видели? Это я сделала! Яа-а-а!
И тут человек, который сидел под этой самой яблоней, вскочил и побежал к усадьбе, стоявшей неподалёку.
— Ну вот, — удовлетворённо отметил Кот. — Теперь у нас будет на три закона больше.
— Роботехники? — с надеждой спросила Алиса.
— Нет, — вздохнул он. — Других. Но не знаешь ли ты, откуда у тёзок эта странная тяга к трём законам?

***
Сияющая полоса вдруг перечеркнула небо, и что-то упало за дальним лесом.
— Ах-ха! — радостно крикнул Мартовский Заяц. — У нас есть чайник!
— Ваше утверждение безосновательно, сударь, — буркнул Безумный Шляпник, который как раз в этот момент пытался достать Соню из бутылки Клейна. — А Вашими стараниями у нас и без того предостаточно бесполезной посуды, а чаю выпить нет решительно никакой возможности.
— Могу предложить кружку Эсмарха, — дёрнул носом Заяц. — Пойдёт?
— Нет-нет-нет! — замахал руками Шляпник, чуть не уронив при этом бутылку с Соней. — Лучше попросите кого-нибудь сбегать за этим самым чайником. Чей чайник-то?
— Кажется, Рассела, — сказал Заяц и стал оглядываться по сторонам. — Рассел, голубчик, а сбегайте нам за чайничком, будьте добры!
— Вот ещё! — донеслось из-под стола. — Вы докажите сначала, что это мой чайник, а потом уже просите.
— А зачем мне кому-то что-то доказывать? — хмыкнул Заяц. — Я никому ничего доказывать не обязан.

***
— Не положено! — пророкотал огромный Демон Максвелла.
— Что не положено, почему не положено? — возмущался Белый Кролик, пытаясь как-то его обойти. — Мне только спросить!
— Всем только спросить! — ответил Демон, по-прежнему загораживая дверь.
— Обычно ситуация бывает безвыходной. Правда, сейчас я бы сказала, что она скорее безвходная, — задумчиво пробормотала Гусеница, пуская кольца дыма. — Но если не пускают через вход, нужно войти через выход.
— Да! — встрепенулся Кролик. — Где выход?
И тут огромный и страшный Демон Максвелла вдруг засопел и разрыдался.
— А Выхода-то и нет! — сказал он сквозь всхлипы. — Сманили родимого… В НИИ… чего-то…
— ЧАВО? — переспросил Кролик.
— Да не «чаво», деревенщина ты ушастая! — разозлился Демон. — Говорю же, в научно-исследовательский институт!

читать дальше

@темы: типарт, трепанация культуры

16:23 

не письма

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Даже при норд-норд-весте, мой принц, по полету я способна отличить Розенкранца от Гильденстерна.

***
Однако, скажите, мой принц, кто же всё-таки из нас Розенкранц, а кто Гильденстерн? Потому что Офелия, дура, сожрала нашу монетку, и мы теперь не можем решить этот вопрос обычным способом.
Фелька, плюнь! Плюнь, кому говорят!

***
Мой принц, ужасные известия! Офелия, дура, утопилась! Нам нужны носилки, акваланг и топор, а ещё целый новый мир и пару коньков в придачу. Коньков можем взять лошадками.

***
— Скажите, сударь, а вы бы предпочти смерть на виселице или под ножом гильотины?
— Ой, я не знаю, всё такое пафосное... Мне очень сложно выбирать.
— Не беспокойтесь, сударь, у нас есть один замечательный и верный способ! Где же она?.. Где же наша... Фелька! Дура! Плюнь немедленно!
— Офелия утопилась, мой господин!
— Нет, я так не играю.

***
Я тут начитался психотестиков, мрачно говорил Розенкранц, там пишут, что мне нужно идти работать матерью Терезой, или врачом, или педагогом, потому что из меня энергия хлещет, как кровь из Архимеда под копьём римского легионера, и её нужно обязательно куда-то направить. Потому что иначе пассивный её расход превратится во неподъёмную лень и абсолютное безразличие. Или наоборот, накопится и разорвёт.
Я сгусток энергии, кричит Розенкранц, она пульсирует во мне, я прямо-таки энергоблок! Четвёртый энергоблок Чернобыльской АЭС, если продолжить эксперимент и вовремя не остановить реакцию, оно же ёбнет!
Ёбнет, обязательно ёбнет, тихо приговаривал Гильденстерн, глядя Розенкранца по голове.

***
Хлопнул рюмашку, хлопнул шариков на защитной упаковке, хлопнул по попе девушку, хлопнул в ладоши, всё равно чего-то не хватает. И Розенкранц, идя по улице, трогательно цепляется за руку Гильденстерна, а тот обещает ему купить билет на корабль и петушка на палочке.

***
Пока Розенкранц и Гильденстерн наперегонки бегали вверх и вниз на лестницам цирка, Гамлет играл на саксофоне. Правда, потом Розенкранц захотел всё время бегать только вверх, а Гильденстерн — только вниз. Гамлет играл на саксофоне. Розенкранц нашёл санки и скатывался на них по ступенькам вниз, Гильденстерн нашёл альпеншток и его помощью забирался по ступенькам наверх. Гамлет играл на саксофоне. Посреди лестницы Розенкранц столкнулся с Гильденстерном, упустил санки, тот выронил альпеншток, и они опять забыли, кто есть кто.
Гамлет завернул саксофон в платье Офелии, положил его под голову и уснул.

***
Кто-то из них предложил решить вопрос об именах с помощью монетки. Они запустят её по лестнице, и, когда она упадёт на арену цирка, спросят Гамлета: «Ну? Что там?».
Гертруда припала к кубку с отравленным вином и всё пила, и пила. И не могла утолить жажду, и не могла осушить его до дна.
Спустя четыре часа семнадцать минут и восемь секунд монетка всё прыгала вниз по ступенькам, и в какой-то момент им стало казаться, что лестница — бесконечна...

***
Монетка, которую вы хотите использовать для принятия случайного верного решения, должна быть правильной, уверяют нас ученые-синергетики. Какая-нибудь бездарная, никчёмная монетка не способна взять на себя всю ответственность и сработать точкой бифуркации.
Самые правильные монетки уже много веков выпекает булочная дедушки Йоханссона. Рецепт их таков: смешать все ингредиенты, не забыв про имбирь, растереть тесто, раскатать его.
В рюмку налить текилки, текилку выпить, рюмкой наделать много кружочков из теста, запечь в заднице дракона.
Взять полученную монетку, задать вопрос, подбросить, поймать на лету и съесть, не дожидаясь её решения.

@темы: сказки на ночь, о сокровенном, трепанация культуры

11:21 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Последние два километра Алиса вконец запыхавшегося Белого Кролика буквально тащила на себе.
— Я устал, — хныкал он. —Ушки мои, усики... Брось меня, командир, а? Я же не могу всю жизнь бегать. Я старый больной джед джентльмен, у меня лапы болят. Прибей меня меня гитарой и закопай вон там, под сосенкой, пожалуйста.
«А кто-то ещё смеет утверждать, что гитара — не ударный инструмент», — думала про себя Алиса.
Вдруг у Кролика в нагрудном кармашке жилета что-то завибрировало. Он дрожащими лапами вытянул часы, раскрыл их и поднёс к уху.
— Алё? — сказал Кролик слабым голосом. — Королева? Иди ты в жопу, Королева, не до тебя сейчас.

@темы: трепанация культуры

05:02 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Дворовый пёс по кличке Пинк мог только догадываться о том, что находится там, за забором. Длина цепи позволяла дойти до стены, которая защищала его, однако не давала встать на задние лапы, чтобы увидеть то, что происходит снаружи. Пинк чувствовал носом холод этой стены и шёпотом спрашивал: «Is there anybody out there?».

@темы: сказки на ночь, типарт, трепанация культуры

03:01 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Оказалось, что классики, в которые я играю,
были начерчены мелом Судьбы.
Он выпал из книги Лукьяненко, которую читал младший брат,
а рисовать пришлось прямо на дороге из жёлтого кирпича,
выложенной пожелтевшими страницами томов классиков.
Я прыгала по ней от порога и до самого заката,
пока вызолоченная солнцем дорога не обернулась ко мне
и не сказала голосом Лиса
«Мы в ответе за то, что дали себя приручить».
Потом Лис забрался ко мне на руки
и оказался рыжим котом,
сбежавшим от Холли Голлайтли.
Я держу в руках маленькое солнце
и очень боюсь того, что так и не смогу дать ему имя.
Но почему-то совершенно не хочется отпускать.

@темы: трепанация культуры, сказки на ночь

02:16 

Мы купили лопату и ножницы

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Наш ответ КошкоМаузеру: мы решили построить своего Ницше. С блэкджеком и шлюхами.


***
Как-то раз приехал Ницше в Пизу. Гулял по городу, гулял, вышел на площадь Чудес. Увидел там Пизанскую башню и как закричит: «Падающего — подтолкни! Падающего — подтолкни!» И давай башню толкать. И прежде чем его отогнали, успел угол наклона изменить с 2,84° до 3,97°.
Очень его в Пизе не любили за порчу всемирного наследия.

***
Ницше долго смотрел на бездну. Бездна долго смотрела на Ницше. Оба молчали.
— Поддерживаю, — наконец сказала бездна. — Вскрываемся: у меня флэш.
— Ахаха! Фул-хаус, неудачница! Лу-у-узерша! — ликовал Ницше, потрясая картами.
Больше бездна с Ницше в покер не играла.

читать дальше

@темы: трепанация культуры, типарт, каверзы, вольготно паразитирую на чужой славе

Дети Солнца: без претензий

главная