• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: цитата (список заголовков)
16:07 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
They blew up the first Death Star years ago, but they didn't kill the Emperor. They had to do both.
Robot Chicken Star Wars Special Episode II

@темы: цитата

15:49 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Возможно, буду считать этот пост с отрывками из статьи некой сублимацией собственного желания написать что-то итоговое, заключительное и начинающееся словами: «Дорогой, Дедушка Мороз! В этом году я...». Вроде бы и традиционно, но как-то лень.
Итак, дорогой Дедушка Мороз...


...Судите сами.

Война с международным терроризмом, крах демократии «по западному типу» на половине планеты, разочарование в иллюзиях об общечеловеческих ценностях и правах человека на другой половине планеты, генномодифицированные продукты, гигантский скачок в практической медицине, невиданные ранее материалы, массовая мобильная связь, массовый Интернет, массовый трехмерный кинематограф, общедоступные карты и подробная аэрофотосъемка всей поверхности земли, всеобщая борьба с курением и электронные сигареты, гигантская миграция, противостояние ислама и христианства на глобальном уровне, энергосберегающие технологии, серийные электромобили, электронные книги и неизбежная смерть бумажной прессы, тотальный компромат и навязанная прозрачность, удорожание жизни на фоне удешевления всего, радикальная смена бизнес-парадигмы шоу-бизнеса, замена дистрибуции носителей на вмененные авторские отчисления, окончательное рассеивание воспитательной и культуроопределяющей роли литературы, блогосфера и социальные сети, безответственность при распространении информации и легкость установления любых недоступных ранее взаимосвязей, неконтролируемые спецслужбами коммуникации, индивидуальный любительский терроризм, радикальное повышение технологической доступности создания ядерного оружия, перемещение единого центра мирового промышленного производства в Китай, осознание крупнейшими мировыми цивилизациями своей роли в планетарной игре, потенциально растущие климатические и сейсмические катаклизмы – всё это произошло за последние десять лет.

И сколько я ни пытался вспомнить, а что же перешло в новое тысячелетие из 90-х годов прошлого века, я так и не смог этого вспомнить. Понимаете? 90-х в истории современного человечества попросту нет.

[...]

Человечество (ну хорошо, не все человечество, а европейская цивилизация) стало другим. Оно стало значительно более прозрачным и значительно более агрессивным. Люди стали связаны друг с другом непосредственным образом и в обход государства. Каждый теперь знает про каждого всё – где тот в данный момент находится, что он в данный момент делает, какую музыку он слушает, какую книгу читает, сколько секса у кого с кем бывает и какого качества этот секс. Да что там секс! Нам теперь пару дипломатических телеграмм прочитать – все равно что очередной эпизод утреннего ситкома посмотреть.

Максим Кононенко: Конец временичитать полностью

@темы: цитата

20:18 

Энергия слова сильнее, чем инцест или коммунистическая партия

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
И в тех беспомощно мягких покетбуках, которые ты берёшь с полки в книжном магазине, чтобы после читать на ходу, болоту времени общественного транспорта вопреки, попадаются. Именно эту я захотела перечитать, потому что в первый раз мне просто стало скучно где-то в середине повествования. А после смеялась: в левом заднем кармане джинсов у меня презервативы, в правом — томик Виктора Ерофеева. Завершённый образ и какое-то равновесие.


— Ауч! - поскользнулась старшая сестра и пошла пятнами, разглядывая снимок.
— Искусство фотографии — свиное рыло, — непутанно объяснился я. — Столкновение всмятку вуайеризма с эксгибиоционизмом.
— Вы утром не встанете, — поднялась хозяйка, вместо халата хватаясь за фотоаппарат.
Фрау Абер плюхнулась ей на колени. Девчонки расцеловались. Фотография — эффект ненасытности. Ей всего мало. Ее всегда мало. Извернувшись, она желает быть малым.
— Крымского шампанского! Blow up, сволочи!
Мы были вместе как три Рембрандта.

[...]
Хороший писатель не отвечает за содержание своих книг. Они значительнее автора. Всякая книга задумывается как овладение словом, но во время овладения автор призван совершить акт самопредательства — сдаться слову, позволив ему восторжествовать над собой. Все остальное лишь порча бумаги. Фрау Абер не столько даже сдается, сколько отдается слову, причем с явным опережением любовного графика.
В этом, наверное, основное отличие женской экритюр от мужской. Гордо реет фрау Абер вражеским флагом победы над Рейхстагом. Фрау Абер — новый шаг немецкой литературы, занесенный в вечность. На сегодняшний день фрау Абер — лучший современный писатель Германии. Она любит «автоматическое письмо», завещанное сюрреалистами, когда слово непредсказуемо вычерчивает вензеля, не сверяясь с волей создателя. «В своих книгах я кружусь по кругу», — признается фрау Абер, выдавая главный секрет харизматической неспособности справиться с текстом.
Ее тексты озвучивают состояния, преодолевающие материальную вязкость речи. Это, скорее, пробелы и умолчания, нежели платоновские диалоги. В книгах фрау Абер речь идет не о любви к миру, а о любви как запаху страсти. Вы когда-нибудь нюхали у мужчины за ухом, а она нюхала! Длинными лиловыми ногтями она вам порвет любые трусы, невзирая на пол — но не рвет; сегодня она — выше пояса.

[...]
Писатель — сексуальная скотина. Биографически у него с сексом установлены спецотношения. Фрау Абер — тому пример. Но легко ошибиться, приняв безумие за предрасположенность к творчеству. Жизнь фрау Абер, какой бы лихой ни была, раскручивается как следствие ее писательства, а не его причина. Энергия слова сильнее, чем инцест или коммунистическая партия. Впрочем, это не значит, что фрау Абер не может увлечься как тем, так и другим. О чем и речь.

(c) Виктор Ерофеев «Пять рек жизни»

@темы: цитата

17:02 

а ссылку не дам, потому что вас тоже засосет

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Нет, я всё-таки погрязла, погрязла по самые ушеньки. Поэтому сейчас я вновь буду терроризировать всех цитатами из Линор Горалик во-первых, стенать, почему у меня нет нормального диктофона (Надя, я помню-помню, у вас ещё куча нерасшифрованных записей) во-вторых, и, в-третьих, искать себе нормальный диктофон.
Понеслась.



К. рассказывает, что открыл по работе свежий номер Cosmopolitan, - а там статья про разговоры в постели.
- И первая фраза, которую я вижу, - говорит К. - «Вот он ловко берет тебя за клитор...»
- Плоскогубцами, - тут же сказала Агата.
- Перестань, - сказал К., - Мне надо это прочесть. Я обязан.
- Вот он ловко берет тебя за клитор и ведет мыть посуду, - сказала Агата.
- Имей совесть, - сказал К. в отчаянии.
- Вот он ловко берет тебя за клитор, потом ловко берет твою сестру за диффамацию, потом ловко берет твоего мужа за взятки, хлоп - и вся семья уже сидит! - сказала Агата.
- Прекрати, - сказал К., - У меня дети маленькие, мне надо прочитать, что там написано, меня же уволят.
- Они попытались отвертеться и не платить, но мы ловко взяли их за клитор, - сказала Агата.
- Уходи, - сказал К.
- Он ловко взял ее за клитор, хотя мог взять ее хоть два раза подряд всего за сто рублей, - сказала Агата.
- Я сейчас ловко возьму тебя за клитор и вышвырну вон из офиса, - сказал К. в отчаянии.
- Его нежные слова взяли ее за самый клитор, - сказала Агата. - Он ловко взял ее за клитор, хотя сперва ему за тот же клитор предлагали какую-то телку помельче.
К. застонал.
- Послушай, - строго сказала Агата. - Я говорю важные вещи, а ты меня гонишь прочь. Это очень грубо и некрасиво. За кого ты меня держишь, в конце концов? За клитор?

Трехлетней дочь знакомых предстояло впервые в жизни отправиться на прием к логопеду. Агата подучила девочку в ответ на любую просьбу врача совершенно чисто произносить одну-единственную фразу:
- Я не могу разобрать, что вы говорите.

читать дальше

@темы: цитата

11:43 

сказки для неврастеников

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Наступила осень, и всем стало плохо. И зайчику в глубокой норке, и белочке на высокой ветке, и лисичке на дальней полянке, и мишке в темной берлоге, и волку под тяжелой корягой – всех одолела сезонная депрессия, никого не обошла.

Зайчик всё лежал в глубокой норке, смотрел сквозь дверку на тяжелый бесконечный дождь и думал: «Я бездарь. Это не смертельно, конечно, если понять в пятнадцать лет; в двадцать еще можно. Но в тридцать семь, прозанимавшись всю жизнь одним и тем же, понять, что ты бездарь, – это... это, в конце концов, просто невыносимо стыдно. О господи».

Белочка на высокой ветке сидела, зажмурясь, в дупле, и ей казалось, что, если она пошевельнется хоть самую чуточку, – ее голова лопнет от боли. Белочка думала: «Я ведь любила, честно. По крайней мере дважды. Что же, что приводило меня в такой ужас, что невозможно было хоть на день, хоть на час с кем-нибудь остаться, остановиться? Что я защищала? Какую свободу? Свободу холодной осенью умирать в одиночестве от этого невыносимого, как болезнь, невыносимого, бесконечного, невыносимого дождя?».

Лисичка на дальней полянке бродила под струями вместо того, чтобы бежать и прятаться к себе в нору, и думала: «Господи, хотя бы заболею, может, это что-нибудь изменит? Глупо, но какие еще надежды? Если бы хотя бы чувствовать, что он ждет моей смерти, – это все-таки какая-то связь между нами, какая-то его мысль обо мне, – но я настолько ему не мешаю, настолько не касаюсь его мира, что он даже смерти моей не ждет; что есть я, что нет меня. Господи, умереть бы».

Мишка в темной берлоге думал: «Слава богу, засну сейчас, и хотя бы до весны всё кончится. Это надежда у меня по крайней мере такая. А учитывая, если честно, летнюю проголодь, то надежда эта – так, иллюзия. Лапы не хватит, безусловно, не хватит до весны, перестань себе врать, перестань. Встанешь и будешь шататься черным призраком, искать крови, а потом умирать от стыда и отмывать пасть и заходиться в рвоте, а потом... а потом вообще не знаю что. Хорошо хоть малых прокормил, вроде, они и не заметили, как все чудовищно, скрыл, спрятал, уберег от нищеты – по крайней мере, сейчас, по крайней мере, на этот год. А весной... Ладно. Дожить бы до весны еще».

Волк под тяжелой корягой думал: «Он сказал – шесть месяцев, от силы – восемь – но это если питаться, – а как питаться? Лапы дрожат и так спина болит – лишний раз не прыгнешь, не пробежишься. Шесть или восемь. Почему они должны были прийтись именно на осень и зиму, почему не на лето, когда можно было уйти поглубже в чащу и там умереть, нежась, тихо, сонно? Умирать от голода легче в тепле, чем в холоде, да и летом я, может, и в нынешнем своем состоянии поохотился бы худо-бедно и тогда дольше бы протянул, а сейчас, по холоду и по снегу... Говорят, от голода наш брат умирает за две недели. Ужас, как долго».

Все звери почувствовали мысли друг друга, и все преисполнились страха и сострадания, и все заплакали. Мужчины плакали тихо, давясь, в кулак, а белочка и лисичка просто ужасно взахлеб рыдали, и лисичка побрела на плач белочки, хотя они совсем и не были знакомы, – просто, ну, понятно, почему. Белочка была даже рада, и они вместе забрались поглубже в белочкино дупло и еще немножко поплакали на плече друг у друга, а потом закрыли вход в дупло и попробовали хорошенько согреться. Белочка поставила чайник, они перестали плакать и только всхлипывали тихонько и улыбались друг другу с облегчением. Им и правда стало немножко лучше.

читать дальше

@темы: цитата

11:59 

Зато теперь я знаю выражение «гносеологическая отставка»

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Иногда хочется искусственно себя ограничивать от окружающего нашествия плохой литературы. Или, перед тем, как открывать что-то незнакомое, всякий раз надевать резиновые перчатки и перелистывать страницы пинцетом.
А иногда кажется, что опубликоваться может всё, что кто-то был в состоянии сначала выблевать (или выплакать) на бумажный листик, а потом вот это сырое, необдуманное трясущимися ручками оттянуть в издательство. Или теми же ручками набарабанить на клавиатуре, выплюнуть невнятный комок слизи в e-mail и выслать.
Пугает невероятно.
Понимаю, что одна хорошая книжка — это уже неимоверно много. Не знаю, будут ли они нашими баррикадами, или бастионами, или новым Ноевым ковчегом, иначе захлебнёмся, не дожидаясь 2012 года и всех обещанных метеоритов XXI века.

***
Упоминала в дипломной работе визуализацию информационного восприятия, как особенность ХХ века. И недавно получила теми же граблями по носу, поняв, что раньше-то я на завтрак-обед-ужин приходила на кухню с книгой. Фактически, носила информацию с собой, при себе. А теперь всю еду я оттаскиваю в другую комнату к компьютеру, где, разложив перед всемогущим монитором, и хомячу потихоньку под сериалы. Возможно, обратное по направлению действие. Что неприятно: это скорее похоже на привычку какого-то постоянного механического потребления, нежели на желание насытиться.
И при всём этом, чтение, разумеется, — процесс гораздо более сложный и прекрасный, чем просто бездумно попялиться в экран. Воображение и интерпретация, и так далее, и так далее. Ещё одно неприятное осознание: раньше за обеденным столом у меня всё-таки книжку надо было отбирать, а сейчас — ноутбук. И ладно было бы там что-нибудь дельное, а то те же сплошные сериальчики.
Пугает ещё раз. И как-то думать о своих новых привычках несколько неуютно и неприятно.

***
И наконец, давно собиралась загадить любимый дневничок цитатами из работы-даилога, появление которой можно было предсказать ещё много лет назад. «Не надейтесь избавиться от книг!», авторы — Умберто Эко и Жан-Клод Карьер (Jean-Claude Carrière & Umberto Eco «N’espérez pas vous débarrasser des livres»). Купила, не зная о ней до этого и случайно увидев на книжной ярмарке в Петербурге, поскольку с достаточной степени нежностью отношусь к эссеистике Эко. Хоть к доказательствам основном идеи — книги лучше интернета, если совсем уж упрощать, — отношусь скептически, но многие пассажи необыкновенно вкусны.
И ещё один момент: не дочитала, примерно, полстраницы. И не собираюсь в ближайшее время. Потому что иначе я её уже совсем-совсем прочту, а так — ещё нет. Ну, вы понимаете.

И цитата достаточно символична.

Глава «Книги, которых мы не читали»

Эко: [...] В мире столько книг, что нам не хватит всей жизни, даже чтобы просто их пролистать. Речь идёт даже не о всех издаваемых книгах, но лишь о книгах, наиболее представительных для какой-нибудь одной культуры. На нас глубокое влияние оказывают произведения, которых мы не читали, которые мы не успели прочесть. Кто, в самом деле, читал «Поминки по Финнегану», — я имею в виду, от первого до последнего слова? Кто по-настоящему прочёл Библию от Книги Бытия до Апокалипсиса? Сложив вместе все прочитанные мной отрывки из Библии, я могу похвастаться, что прочёл из неё добрую треть. Но не больше. Тем не менее, я имею довольно точное представление о том, чего не читал.
Признаюсь, я прочитал «Войну и мир» только в сорок лет. Но главное, об этой книге я знал ещё до того, как её прочёл. читать дальше

@темы: о жизни, о зайцах, цитата

05:16 

достучаться до небес

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
«...Я хочу сказать что? Что вот пять минут третьего ночи и все дела. Когда я была маленькой и меня укладывали спать в девять, мне казалось, что не спать в десять минут третьего ночи — это всё лучшее, что Господь способен предоставить нам. Я много об этом думала, лёжа в постели в четверть десятого. Представляя себе, как бы я. Ну не за компьютером, понятно, этого не было в голове; но вот, знаете, почти ноябрь, дождь, своя одинокая квартира; и четверть третьего ночи, и очень большой город за мокрым окном, и фары (не воронок), и горький коктейль плюс сигарета — ну я вообще молчу. И сидишь, значит, с тетрадкой (нет, реально; 29 рублей по сегодняшним ценам, клеенчатая обложка синяя, общая тетрадка, клеточки) и пишешь в неё в двадцать минут третьего ночи. Ну то есть это вообще — всё, совсем (кажется, мы тогда говорили «капец»); даже не счастье, а такая невообразимая жизнь, о которой можно, не нет, не мечтать, потому что очень нереально; читать — тогда это удавалось до половины десятого, пока у соседей в окне слева не гас свет и не становилось не зги. Про то, как люди жили. Взрослые и такие, знаете. Такие (мне казалось тогда). В половине третьего ночи не спящие в большом тёмном городе, с сигаретой, в квартире. Мне, маленькой девочке, к без четверти десять вечера начинало казаться, что это, реально, всё лучшее, что Господь нам. Вообще. Когда бы то ни было. При любом будущем. Так говорила себе я, без пяти десять засыпая. Потому что не задумывалась о причинах...»

(с) Линор Горалик «Недетская еда: без сладкого»

@темы: цитата

23:47 

неконструктивный характер процесса

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Люсьен У. Пай (Lucian W. Pye) — американский политолог, китаист, специалист в области сравнительной политологии — в своё время разграничил политические процессы западного и незападного типа (western и non-western). Данное им совокупное определение характера политического процесса «незападного типа» называется некоторыми авторами «знаменитым синдромом из семнадцати пунктов». В статье «Незападный политический процесс» (1958) он cформулировал те самые 17 пунктов, по которым, по его мнению, различаются политические процессы в западных и незападных обществах.

1. В незападных обществах нет четкой границы между политикой и сферой общественных и личных отношений.
2. Политические партии склонны претендовать на выражение мировоззрения и представительство образа жизни.
3. В политическом процессе преобладают клики.
4. Характер политических ориентации предполагает, что руководству политических группировок принадлежит значительная свобода в определении стратегии и тактики.
5. Оппозиционные партии и стремящиеся к власти элиты часто выступают в качестве революционных движений.
6. Политический процесс характеризуется отсутствием интеграции среди участников, что является следствием отсутствия в. обществе единой коммуникационной системы.
7. Политический процесс отличается значительными масштабами рекрутирования новых элементов для исполнения политических ролей.
8. Для политического процесса типично резкое различие в политических ориентациях поколений.
читать дальше

Кстати, во многом благодаря именно его работе в 1971 Китай смогла посетить сборная США по настольному теннису. Если не брать в расчёт политологию, это факт будет скорее любопытен любителям сидящего на скамейке Тома Хэнкса.

@темы: цитата

15:06 

вспомнилось из ранее прочитанного

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
«...До жизни такой они докатились следующим образом. Примерно за полтора века до рождения Эрикса по всей Земле наступили времена столь мрачные, что их и сравнить было не с чем. Всемирный потоп, годы чумы, нашествия варваров, конкиста и зверства инквизиции казались невинными шалостями в сравнении с тем, что происходило тогда.

Казалось, приближается конец света. Противостояние сверхдержав, рухнувших одна за другой под грузом своих ошибок, своего апломба и своего гедонизма, сменилось противостоянием всех против всех.

К тому времени атомным оружием обладали уже десятки стран, а некоторые его тактические образцы попали в руки радикальных и экстремистских организаций. Вновь полным ходом шла работа по созданию химических, бактериологических, генетических, этнических и экологических средств массового поражения. Буйным цветом расцветали национализм и сепаратизм. Число членов ООН (организации, потерявшей всякий международный авторитет, но сохранившейся как место, где главы государств могли публично поливать друг друга грязью и вести интриги в кулуарах) выросло втрое, и примерно на столько же увеличилась частота вооруженных конфликтов.

Арабы воевали с евреями, сунниты с шиитами, католики с протестантами, белые с черными, северяне с южанами, горцы со степняками, горожане с сельскими жителями, аборигены с пришельцами, черная кость с голубой кровью, солдаты с офицерами, дети с отцами, скваттеры с домовладельцами, Техас с Калифорнией, чеченцы с казаками, абхазы с грузинами, баски с каталонцами, сикхи с индусами, хохлы с кацапами, курды со всеми, кто их окружает, шпана люберецкая со шпаной солнцевской, люди со стихией и стихия с людьми.

Кроме того, повсеместно шла борьба за чистоту расы, за сферы влияния, за беспошлинную торговлю, за раздельное обучение, за легализацию наркотиков, за введение сухого закона, за отмену смертной казни, за права сексуальных меньшинств, за Бога истинного против бога ложного, за освобождение рабочего класса, за урожай и за реформы в правописании.

Снайпер и подрывник входили в число самых престижных профессий. Пресса и телевидение сообщали о террористических актах только в том случае, если число жертв превышало дюжину. Взрывные устройства изготовлялись повсеместно, как прежде самогон. Границы государств уже обозначались не полосатыми столбами и контрольно-следовой полосой, а густыми минными полями (в некоторых случаях даже с использованием ядерных фугасов). Мир быстро сползал к пропасти, на дне которой могли уцелеть разве что отдельные виды насекомых, бактерии да глубоководные породы рыб.

Казалось, что человечество утратило чувство самосохранения, но, как это бывало уже не раз, нашлось достаточное количество здравомыслящих, энергичных и влиятельных людей, создавших нечто вроде тайной международной организации спасения. Все попытки остановить кризис политическими и экономическими мерами привели к прямо противоположному результату. Трубопроводы перестали перекачивать нефть и газ. Транспортное сообщение между отдельными государствами почти полностью нарушилось. Нью-Йоркская, Антверпенская и Лондонская биржи прекратили свое существование. Арабские террористы захватили ближайшую к Парижу атомную электростанцию. Шотландские сепаратисты одержали решающую победу над английской регулярной армией. Японские националисты из организации «Ямамото» взорвали атомную бомбу в Панамском канале. В ответ «Американский легион» провел аналогичную акцию в центре Токио, что повлекло за собой разрушительное землетрясение на острове Хонсю.

Костлявая старуха, отбросив прочь изрядно затупившийся символ своего ремесла, пересела за руль косилки, куда более мощной, чем та, что в двадцатом веке уже дважды собирала богатый урожай человеческих жизней. Единственным островком стабильности в бушующем мире оставалась только Антарктида, куда спешно эвакуировались состоятельные люди с других континентов...»

Написано в 1998 году. Авторы — Юрий Брайдер и Николай Чадович.

читать дальше

@темы: цитата, на правах рекламы

04:06 

часть четвёртая. кот X и мышь Y

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
...Но если мы имеем множество потенциальных «я», вместо одного цельного «сущностного "я"» аристотелевской философии, и если каждое из этих «я» выступает в роли наблюдателя, который создает туннель реальности, представляющий целый отдельный мир (для тех, кто незнаком с трансакционной или квантовой психологией), то:
Каждый раз, когда внешний или внутренний спусковой механизм вызывает в нас квантовый скачок из одного «я» в другое, изменяется и окружающий нас внешний мир.
Это объясняет, почему Мэри сегодня может сказать, искренне в это веря, что «все меня дразнят», а завтра, веря в это не менее искренне, — что «все меня любят и помогают мне»; почему в один момент Джон может думать «Вокруг одни мерзавцы», а в следующий — «Мне их жаль; они все так страдают».
Все люди живут в разных umwelt (эмических реальностях), но и каждое из «я», существующих в одном человеке, также живет в отдельном туннеле реальности.
Число миров, воспринимаемых людьми, отнюдь не равно числу проживающих на Земле людей, а превышает его в несколько раз. Поэтому кажется чудом, что люди иногда еще находят возможным общение друг с другом...

[Роберт Антон Уилсон]

@темы: цитата

03:39 

мне всё больше нужна религия

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Необходимо скрывать от себя насилие, замышляемое нами относительно других людей. Лишить человека жизни или одного только часа из неё — разница только в количестве. Ты подвергаешь насилию, значит, расходуешь его энергию. Свои коварные намерения можно скрыть изощрёнными эвфемизмами, но любое применение силы основывается на одном и том же положении: «Я потребляю твою энергию».
Ф. Герберт

@темы: цитата

02:04 

в диалоги

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Тот же Мандельштам считал образование искусством быстрых ассоциаций.
Этакое глиссандо знаний: тррррррррррррр — бум:
«Я список кораблей прочел до середины».

Александр Генис «Памяти эрудиции»



…Зачем отрезал, какое ухо — это уже тоже смутная область знаний, говорю я. То есть, какие-то большие образы спрессовываются в понятия с ассоциативными определениями, из которых, в свою очередь, складывается мировая культура. Зная большую часть этих когнитивных штампов, можно считать себя образованным человеком. К сожалению, зачастую образование на этом заканчивается. И получается, что есть какая-то ущербная система общеизвестных понятий, которая, тем не менее, претендует на полноту и пафос.
Здесь из могилы нам ручкой машет Декарт со словами: чуваки, учите и выясняйте всё сами! — говорит Надя. Ещё вот что, продолжает, Умиляющий Факт. Я знаю, что у ламаистов рай — плодородная равнина с почвой из драгоценных камней. При этом я не знаю, кто такие ламаисты, не знаю, почему у них такой рай, не знаю, откуда такая информация. В рамках социализации я могу рассказать об этом в команде, в группе, запостить в бложек. Люди порадуются, но я хуй знает почему. Другое дело для радости, если бы я провела исследование, хотя бы через интернет, пропустила через себя, прочувствовала информацию и красиво всё бы рассказала. Но почему, откуда это Умиление Фактом?..

И на следующий день моя книжка открывалась как раз на «Некрологах» Александра Гениса, откуда я с удовольствием надёргала цитат. Конечно, «…если ты будешь уверен, что тебе нужно найти именно 216-значное число, ты будешь видеть его везде», но что я могу сказать. Да, друг мой, это опять эти сраные знаки Вселеннойтм.


читать дальше

@темы: цитата

19:57 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Ещё немного текста из того, чем следует переболеть в раннем детстве.
«Антихрист» Ницше вышел в 1888 году, а в начале 1889 дядю Фридриха скрутили и увезли в психиатрическую клинику, но сейчас не о том.
Идея для рисунка: лежащие на земле страницы, на которых просматриваются чёткие и ровные строки цитат из Канта, тщательно выписанные рукой добропорядочного бюргера. Страницы втоптаны в грязь, на них отпечатались следы армейских ботинок, при внимательном рассмотрении можно увидеть логотип фирмы-изготовителя Nietzsche, но опять же сейчас не о том.
Скорее, о духовном.

«...Осуждая христианство, я не хотел бы быть несправедливым по отношению к родственной религии, которая даже превосходит христианство числом своих последователей: по отношению к буддизму. Обе принадлежат к нигилистическим религиям, как религии decadence, и обе удивительно непохожи одна на другую. Теперь их уже можно сравнивать, и за это критик христианства должен быть глубоко благодарен индийским учёным.
Буддизм во сто раз реальнее христианства, — он представляет собою наследие объективной и холодной постановки проблем, он является после философского движения, продолжавшегося сотни лет; с понятием “Бог” уже было покончено, когда он явился. Буддизм есть единственная истинно позитивистская религия, встречающаяся в истории; даже в своей теории познания (строгом феноменализме) он не говорит: “борьба против греха”, но, с полным признанием действительности, он говорит: “борьба против страдания”. Самообман моральных понятий он оставляет уже позади себя, — и в этом его глубокое отличие от христианства — он стоит, выражаясь моим языком, по ту сторону добра и зла.
читать дальше

@темы: на правах рекламы, цитата

14:33 

факультативные занятия: общая теория коммуникации. цитаты

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Некоторые обрывки текстов для любопытствующих, отдельные положения разных теорий.

...Прежде всего, экзистенциализм — это философия бытия. Но в качестве бытия выступает не нечто наличное, данное, а переживание: экзистенциализм понимает его как внутреннее переживание субъектом своего «бытия в мире». Бытие трактуется как непосредственно данное человеческое существование, как экзистенция, которая непознаваема и невыразима ни научными, ни рациональными философскими средствами. Экзистенция в принципе необъективируема, стало быть, ее нельзя отождествить ни с чем, научно постигаемым. Всякое понятие огрубляет действительность: оно не способно до конца выразить человека («не хватает слов»). В этом и состоит проблема человеческого одиночества: человек не может быть до конца понят другим человеком, он не может до конца понять другого человека, разделить его чувства и переживания. Непосредственность существования человеком переживается, но поделиться с другим своим переживанием он не в состоянии. Люди принципиально одиноки, они обречены на взаимное непонимание, считает Камю. Каждый человек — целый мир. Но эти миры не сообщаются друг с другом. Общение людей скользит лишь по поверхности и не затрагивает глубины души.
По Хайдеггеру и Сартру, экзистенция есть бытие, направленное к ничто и сознающее свою конечность. Она проявляется тогда, когда человек оказывается на пороге вечности, в виде таких переживаний, как страх, тревога, тошнота (Сартр), скука (Камю) и т.п. Именно в «пограничной ситуации» (Ясперс), в моменты глубочайших потрясений человек прозревает экзистенцию как корень своего существования. Согласно Камю, перед лицом ничто, которое делает человеческую жизнь бессмысленной, прорыв одного индивида к другому, подлинное общение между ними невозможно. Только фальшь и ханжество...

...Диалогическая философия (философия диалога, диалогизм) — совокупное обозначение философских учений, исходным пунктом которых является понятие диалога, — получила широкое распространение в XX в. Диалогическое отношение, или отношение «Я — Ты», мыслится при этом как фундаментальная характеристика положения человека в мире. Диалогическая философия полемически заострена против трансцендентальной философии сознания, отправной точкой которой выступает автономное (и в этом смысле — «монологическое») Я. Утверждая первичный характер отношения «Я — Ты», представители диалогической философии настаивают на том, что вне этого отношения человеческий индивид вообще не может сложиться в качестве «самости». [...]
читать дальше

@темы: о жизни, цитата

17:00 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
The skill of writing is to create a context in which other people can think.
- Edwin Schlossberg

Humor is just another defense against the universe.
- Mel Brooks

@темы: цитата

02:20 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Как-то Кларисса, когда они ехали вместе в автобусе, наверху, — Кларисса, у которой в те времена стремительно менялось настроение — то она в отчаянии, то сияет, и вечно как натянутая струна, — и всегда с ней бывало так интересно, она примечала забавные сценки, людей или вывески из автобуса, когда они колесили по Лондону и набирали, бывало, полные сумки сокровищ на Каледонском базаре, — Кларисса как-то сочинила целую теорию — у них вообще хватало теорий, бездна разных теорий, как обычно у молодых.
Ей хотелось объяснить это чувство досады: ты никого не знаешь достаточно; тебя недостаточно знают. Да и как узнаешь другого? То встречаешь человека изо дня в день, то с ним полгода не видишься или годами. Удивительно — он соглашался с Клариссой, — как недостаточно мы знаем людей. И вот, на Шафтсбери-авеню, в автобусе она сказала: она чувствует, что она — всюду, сразу всюду. Не тут-тут-тут (она ткнула кулачком в спинку автобусного кресла), а всюду. Она помахала рукой вдоль Шафтсбери-авеню. Она — в этом во всем. И чтобы узнать ее или там кого-то еще, надо свести знакомство кой с какими людьми, которые ее дополняют; и даже узнать кой-какие места. Она в странном родстве с людьми, с которыми в жизни не перемолвилась словом, то вдруг с женщиной просто на улице, то вдруг с приказчиком, или вдруг с деревом, или с конюшней. И вылилось это в трансцендентальную теорию, которая, при Клариссином страхе смерти, позволяла ей верить — или она только так говорила, будто верит (при ее-то скептицизме), что раз очевидное, видимое в нас до того зыбко в сравнении с невидимым, которое со стольким со всем еще связано — невидимое это и остается, возможно, в другом человеке каком-нибудь, в месте каком-нибудь, доме каком-нибудь, когда мы умрем. Быть может — быть может.

Вирджиния Вулф «Миссис Дэллоуэй»

@темы: цитата

00:29 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Я стал думать, с чего начались мои неприятности.
читать дальше
Зря я учился читать.


Эрленд Лу
«Наивно. Супер»

@темы: цитата

14:18 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Юнас обнаружил несколько исписанных страничек, первая фраза привлекла его внимание: «Молодые женщины ведут себя непостижимо». Наверное, он написал это очень давно. Сидя на полу, он читал: «Я должен постараться понять, что лежит в основе их неудач. Интересно, каково быть женщиной, возможно, даже легче, чем мужчиной, но вместе с тем это означает бесконечно большее количество неосознанных возможностей совершать ошибки, иметь ложные представления, преувеличивать. И эта чудовищная упорная потребность удерживать и сохранять… Представить себя в образе той женщины, которой я мог бы быть: разумеется, молодая, искрящаяся молодостью и первым осознанием своей способности нравиться и быть желанной. Потрясающе: быть как птица, снижаться и взмывать, манить и ускользать, для того чтобы снова манить, как в тех редких снах, когда ты единственный умеешь летать… Моя красота самая естественная вещь в мире, и я могу щедро, сколько мне заблагорассудится, утолять чью-то жажду из источника моей женственности… или по капризу, мимоходом, перекрыть этот источник».
Ой-ой, подумал Юнас. Должно быть, я был совсем юным в то время. Но по крайней мере это хоть не было напечатано. Он продолжал читать в полном восхищении: «Но ни в коем случае, ни на мгновение я бы не забыл, что это чудо лишь хрупкий миг, — (ха-ха, хрупкий миг), — который надо беречь, ни за что на свете не совершил бы я печальной и непростительной ошибки, не допустил бы, чтобы моя власть перешла в привычку, не опустился бы до собственнического инстинкта и не позволил бы чуду утонуть в полноводных реках упреков, повторений и мучительных примирений. И я был бы нем в тот священный миг, когда нам дозволено погрузиться в благородный сон. Если бы я был женщиной, я бы понимал, что великое смирение не требует слов, и что прощение не имеет смысла, если ты не способен забывать, и что глубокая серьезность вожделения не дает времени на игру. И я бы раскрывал мои объятия с бесконечной осторожностью и сочувствовал бы тому ужасу, который напоминает муки, испытываемые перед экзаменом…»
Неплохо, подумал про себя Юнас. Может быть, чуточку неуклюже. Во всяком случае, он уже довольно прилично обращался со словами. Что же он там дальше говорит?.. Он с трудом разыскал следующую страницу. Вот она:
«Не стремиться объяснить то, что должно остаться необъяснимым, никогда не пробуждать угрызений совести, никогда. И я бы не скрывал своей радости, хотя бы лишь для того, чтобы порадовать другого.
И я бы дарил не только ночь, но и утро, наполненное суровой решимостью с новыми силами приниматься за работу, опять и опять, несмотря ни на что, наполненное сознанием осуществимости распускающихся пышным цветом идей, вот так я бы поступал. Я был бы замечательной женщиной, как мне кажется… Разве я не выразился достаточно ясно? Все это не так уж немыслимо сложно осуществить, это простые, само собой разумеющиеся вещи, вполне естественные, если только…»
Продолжения не было.

Туве Янссон
«Каменное поле»

@темы: цитата

17:50 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
А сейчас, уважаемые дамы и господа, для всех тех, кому в этот чудесный день совсем уж тоскливо работать, ещё одна порция светлого, доброго и человечного.
И вновь Линор Горалик.


Я сказала Гаврилову, что надо написать женский роман из одной фразы. Причем даже не целой, а обрывка:
"...мокрой от слез пиздой она..."
- Хорошо, - сказал Гаврилов. - Но еще бы туда глагол.
читать дальше

@темы: цитата

03:17 

здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Вспомнилось, нагуглилось:

— Физик верит, — сказал математик, — что 60 делится на все числа. Он замечает, что 60 делится на 2, 3, 4, 5, и 6. Он проверяет несколько других чисел, например, 10, 15, 20 и 30, взятых, как он говорит, наугад. Так как 60 делится и на них, то он считает экспериментальные данные достаточными.
— Да, но взгляни на инженера, — возразил физик, — инженер подозревает, что все нечетные числа — простые. Во всяком случае 1 можно рассматривать как простое число, — доказывает он. — Затем идут3, 5, и 7 — все, несомненно, простые. Затем идет 9 — досадный случай — оно, по-видимому, не является простым числом. Но 11 и 13, конечно, простые. Возвратимся к 9, — говорит он, — я заключаю, что 9 должно быть ошибкой эксперимента.
— Но, — говорит инженер, — посмотите на врача. Он разрешил безнадежно больному уремией съесть борщ — и тот выздоровел. Врач пишет научную работу о том, что борщ помогает при уремии. Но затем снова дает подобному больному борщ — и тот умирает. Тогда в гранках врач исправляет: «Борщ помогает в 50 процентах случаев».
— Да, но хорош математик, — говорит врач. — На вопрос: «Как поймать льва в пустыне?» — он отвечает: «Что значит поймать льва? Это означает — отгородить льва от себя решеткой. Я сажусь за решетку — и лев, по определению, пойман!»


Или немножко по-другому:
читать дальше

[физики продолжают шутить]
классическая подборка

@темы: цитата

Дети Солнца: без претензий

главная