dizay
здесь всё настоящее: и музы, и свадьбы... и дуры
Из моих favorites уже можно составить приятную книгу. Благодаря же твиттеру вообще, Юлия Кристева должна испытывать перманентный оргазм. Хорошие люди и красивые идеи как основная религия, «All praise to Goоооogle!» как образ жизни. Поймала себя на мысли, что хочу бить человека в красной мастерке зонтом с воплями: «Уже прошло 10 минут серии! Die, red shirt, die!». Потом собирать подписи под письмом в Ад, просить о постройке отдельного круга для плохих переводчиков. И каждому персональный эцих с гвоздями.
Заселяясь на новое место, всякий раз вешать на окно британский флаг, а под матрас класть дохлую шлюху. Пить чай с молоком, оттопырив мизинец. И ещё о женских попойках: помните, пьеса такая есть — «Монологи вагины»? Вот-вот. Я отныне всякий раз афишу на входную дверь буду вешать. Или о раннем Альмодоваре, в частности «Пепи, Люси, Бом...»: первые 15 минут время от времени порывалась выкинуть монитор в окно, потом пообвыклась. Ладно, встреть я живого фон Триера, у меня к нему было бы всего два вопроса: «May I touch you? May I tweet about this?». Вдруг вспомнила, как когда-то, довольно урча, мы разбирали все смысловые оттенки слова sophisticated. Вот, вот таким котиком я хочу быть.
Говорю: думаю, все работники телевидения втайне мечтают о том дне, когда можно будет запустить «Лебединое озеро» на повтор и идти пить кофе. А пока я всем сердцем хочу, понимаете ли, be running around in dark rooms, munching pills and listening to repetitive electronic music. Хочется сделать что-то безумное, бунтарское. Пойду, выдавлю зубную пасту из середины тюбика.
Говорит: ну ты же взрослая женщина. Говорю: ну так, местами.

@темы: медиалоги, о зайцах